Владимир Захаров

Театр "2+ку"

НАВЕРХ

СТИХИ

театральная библиотека

Письмо

 

...Знаешь, борюсь сама с собой, написать тебе, или не стоит...

 

А мы бросаем на весы

Несоразмерные предметы

И ищем впопыхах ответы...

А стрелка безнадёжно врёт.

 

Не допускаем до себя

Чего-то важного, большого,

Забор построив из земного,

Из мнений, взглядов и обид.

 

Своё укрыв в души потёмках,

Не откликаемся на крик,

А ждём, что вот, настанет миг,

И всё изменится... наверно...

 

....Почему-то в аэропорту искала повсюду глазами тебя...Такое чувство было, что ты рядом...

 

Спускаюсь лестницей в провал,

Рукою трогая перила.

А рядом, под рукою сила

Плеча надёжного овал.

Спускаюсь в тьму не беспокоясь,

Ища беспомощно рукой,

А знаю - протянуть лишь стоит,

И пальцы попадут в покой

твоих ладоней.

 

...А на душе смутно и тревожно. Надо что-то понять для себя, определить. Думала, что здесь до меня что-то дойдет, разберусь в себе. Нет, пока что не получается. Думаю что на это время у меня еще будет...

 

 

Ветер,

листья,

дождь...

и осень?

Осень? Слушайте, откуда?

Что за листья ветер носит...

Так я снова плакать буду...

 

Было ж лето, солнце, травы.

Я цветы рвала и пела...

Что за жёлтая отрава,

Этих листьев злая пена.

 

Надо как-то переделать...

Надо вспомнить... что-то было...

Нет, мешает дождь... Заныло

Сердце, надо что-то делать...

 

Может быть весна?

Ах, листья,

Как их мнет и носит ветер...

Я ведь тоже вроде гостья

В этом лете... чьём-то лете...

 

...Твой подарок взяла с собой... Молюсь на него...

 

Вы уезжаете и вам в порыве кто-то что-то дарит

Вы уезжаете, с собой берёте маленький подарок.

Зачем???

Дан он был на память...

Так, значит, помнить Вы желали?

Что ж, помните и в этом нет греха,

но вот молиться....

 

Значит тот кто дал вещицу...

так вам дорог?

Молиться?...

Это очень много...

 

...Хотела написать совсем другое, но не получилось. Но другого, наверное, и не надо было, правда?...

 

Хотела написать другое,

Хотела, но не получилось.

Не вышло.

Чьё же это горе?

Одна останется любовь,

Другая так и не родилась...

 

Любите...

 

    Иногда ,когда стая возвращалась на озеро, недалеко от того места, где они приземлялись, за кустом смородины ждал он. Ждал, одурманенный запахом зрелого листа, близкой осени, ожиданием встречи с ней. Он вытягивал шею, приподнимался, опираясь на крылья, - будто это могло приблизить прилет стаи, встречу с ней.

    Каждый раз, до самой встречи его переполняло непонятное, бесконечное чувство счастья. И хотя при встрече оно пропадало, оставляя вместо себя муку, он всегда с нетерпением ждал этой минуты, ждал, бессмысленно на что-то надеясь.

Не убивай любви, приятель

В себе и в любящем тебя

Дай разгореться, дай истратить

В сего себя, всего себя

Не оттолкни души горящей

Не дай задуть её ветрам

В глухой степи, во тьме слепящей

Назло всем сплетникам, врагам

Не оттолкни руки, не надо

Вложи свою и будь нежней

За это не большая плата

Ведь та любовь тебе нужней

 

    Потом он улетал к себе, унося с собой горечь, тоску и... любовь. И когда наваливались невзгоды и неудачи, мысли обращались к ней, и это его спасало... Постоянное внутреннее одиночество отбирало силы, комкало жизнь, но была любовь, была в его жизни Она, были встречи... Крохи..., но что поделаешь!?...

 

(у зеркала)

Как жалок ты, влюблённый без ответа

Как ты смешон, как мелок и безлик

Ты потемневшая от времени монета

Ты согнутый под бременем старик

 

Что хорохоришься, на что ты уповаешь,

Что можешь изменить в своей судьбе

Ты сорванный цветок, ты увядаешь

И не откуда силы взять тебе

 

Как святы двое, что друг друга любят

Как жалок ты, влюблён и не любим

Они правы, их время не осудит

А ты как вор безжалостно судим

 

Зачем-то вечно что-то затеваешь

Чтоб оказаться рядом хоть на миг

Украдкой ищешь встреч, хитришь, лукавишь

Ты даже к этому уже привык...

 

Слова бросал отрывисто и смело

Взбодрённый чуть дешёвеньким винцом

А отраженье злилось и сопело

Его я слов не слышал, но лицо!!!

 

 

Две гитары

 

Незаметно опускается вечер. Чуть свежеет.

Солнце давно опустилось за дальние леса и о нём ничто уже не помнит.

Сумерки.

Костёр, днём незаметный, постепенно становится единственным властителем окружающего

и лес послушно обступает его всё теснее прижимаясь стволами.

Звук гитарных струн наполняет лес

Среди тихого их разговора

Слышно голоса два, будто слышим двух

Будто тихо беседуют двое

 

У костра две гитары поют

Две натянутых туго души

Две, оставив квартирный уют

До лесной дотянувшись глуши

 

Дотянулись, и звуки нашли

Отголоски в лесной тишине

Дотянулись и стали в ночи

Обниматься, метаться и петь

 

Словно пламя метаться и жечь

Наболевшее что-то в себе

Обниматься на миг и лететь

В диком танце не веря судьбе

 

Забывая о жизни другой

Неизбежной в людской суете

Забывая о том что стеной

Встанут завтра меж ними все те

 

Кто остался в уюте квартир

Кто не ведает леса в ночи

Стережёт свой устроенный мир

Без мечты, без надежды и сил

 

Но устав (всё сгорело до тла)

Опускаются, меркнет огонь

Прикоснулась к плечу голова

Не спугни, не нарушь и не тронь

 

Тихим голосом, мерно дыша

Успокаивал лес голоса

Он стоял, он темнел, не мешал

Он окутывал, пьяно ласкал

 

И послушные, вняв, обнялись

Не метались, но пели вне сна

А покорная доле своей

Укоризненно скрипнет сосна

 

У костра две гитары поют?

Нет одна, да откуда здесь взяться второй?

Но мы слышали голоса два!

Это эхо ответило той...

Гаснет костёр. Ночь вступает в свои права.

Было - не было? Слышали - не слышали?

Лишь в потёмках бродит чья-то боль-тоска и тихонько постанывает,

задевая за стволы.

 

 

Не обещаю, но приеду

 

Не обещаю, но приеду...

И меркнут в этом свете беды

И поселяется надежда

В моём жилище,

Рядом

Здесь

И одинокие шаги вдруг затихают,

напрягаясь:

Может действительно войдёшь,

Не обещала, а прийдёшь...

И поминутно спотыкаюсь о память...

Мерно ходит жизнь и учит так меня ходить,

А не иначе.

Сын мой плачет,

Во сне вздыхает без конца,

Переживает за отца.

Обмана плотного тумана не трону,

Пусть себе висит и в окна чёрные глядит,

А я тихонько,

чёрным ходом

уйду в другую сторону.

Живу тревожно, как в бреду...

Да, вот и выросло то семя

Случайно брошенное ею:

Не обещаю, но приду.

 

 

 

Отголоски

 

Всякому путнику в тяжкой дороге

От ручейка с затаённой прохладой

Много ли надо? Много ли надо...

Часто ручей средь камней пропадает -

Ты исчезаешь... И знойное солнце

Губы мне сушит и мучает жаждой

Снова и снова меня подвергая

Пыткам угасшей надежды.

Покорно

Всё принимаю...

Но слышу

Сквозь дремоту отмирающей плоти

Голос твой прежний... как ни в чём ни бывало...

И разнимаются сжатые пальцы

Горечь, досаду на землю роняя

Тянутся руки, покорные руки,

Тянутся снова к живительной влаге,

Черпая вволю доступное счастье,

Прячась в прохладной воде твоих рук...

Но не надолго, всего на мгновенье...

Не разбудить твоё спящее сердце,

Сладко сопящее в тёплой постели

сонного царства

И звон мой надсадный

В колокол сбитый от частого боя

Снова,

И снова,

И снова бессилен.

- Так для чего же?!

Да брось ты, несчастный!!!

- Бросить? А что ты взамен мне предложишь?

Чем на плаву удержаться?

Не знаешь...

Так не мешай мне придумывать...

 

 

 

Мокрое дело

 

Дождя шуршащая тревога

Вновь поселилась за окном

Заняв весь двор и все дороги

Перемежается со сном

 

И гонит сон и слышно уху

В капели с крыши стук иной

То поезд выкравший подругу

Крадется ночью дождевой

 

Украл нахально, днём, при всех

Все видели и понимали -

Куда-то едет человек,

И ей приветливо махали

 

А поезд дело своё знал -

Никто не кинется по следу

Он для меня тебя украл

И скоро я к тебе приеду

 

В страну отсутствующих глаз

В страну не прячущихся писем

 

 

 

***

Любовь, что грелась между нами,

От холода сегодня умерла...

Плачет флейта спрятавшись в футляр...

Струны похоронно басят...

Отбиваю такт...

Почему же так...

 

 

 

Мне

 

Ты внес в мой дом сомненья и тревогу.

Так захотел, и так решил ты сам.

И вот иду протоптанной дорогой...

И я тебе всю ненависть отдам

 

За не покой, за тяжкие сомненья,

За стыд пред тем, за то, что снова лгу,

И за мои смешные опасенья,

Что будет суд и в нашем же кругу.

 

Будь проклят день, когда пришла любовь,

Будь проклят миг, когда возникла близость,

Будь проклят мрак доверчивый и щедрый...

На поцелуи, ласку и тепло

 

Твоей руки мою ладонь нашедшей

В той темноте. Прикосновенье губ...

Искал - нашел, уймись же сумасшедший,

Иди сюда, забудь свою тоску...

 

Ты все искал, куда любовь пристроить,

Кому избыток нежности излить.

Ты связь искал удобную. Не скрою,

Ты связь нашел. Но мне-то не простить

 

Ни этих встреч, ни этих поцелуев,

Ни изнуряющих ночей подолгу ждать,

Когда перевалили грань, и у обоих

Нет сил расстаться, нет и продолжать.

 

Ну обними, целуй же жарче, крепче...

Земля уходит, мысли как в бреду.

Оставь меня, уж на исходе вечер.

 

Не приходи... Сама тебя найду.

 

 

 

7 января

 

Осталось от меня немного -

след на плече, да укоризны взгляд...

Опять я хороню привычные тела.

На крышке гроба стерты имена

трусливой торопливою рукой -

Мне больно снова их читать.

Мои покойницы любовною рукой

Обласканы и в смертный час мне милы.

Я их лобзаю, с ними говорю,

И снова, снова припадаю

Губами и щекой -

Отныне им покой

Подарен щедрою рукой.

- Прости меня, что я нашла

причину не любить.

И ноша тяжкая отныне плеч не давит,

дышу свободно.

И ноги босые я окунаю в пол холодный,

И смятую постель мой избегает взгляд,

И правою рукой холодное неровное железо

Я постараюсь сжать,

чтобы изгнать,

изгнать и поскорей

То ощущение недавнее тепла,

Пожатия руки покинувшего друга.

Сосуд мой треснул.

Не в силах руки удержать то зыбкое,

что бережно храним, теряя вмиг, навеки-

дружбу

да любовь.

 

 

 

Игрунья

 

Давай придумаем игру,

Я буду... королевой,

Ты - паж... нет, паж переодетый

Ну а на самом деле... граф.

И мы в дворцовой кутерьме,

В пылу интриг, доносов и лобзаний

Почувствуем внезапно, как прочна

Та нить, что мы случайно протянули.

Случайно ли? Судьба!

Но двор!!! Всё надо скрыть,

Не подавая виду и повода,

в опасности разлуки - вдруг поймут?

И вот: украдкой взгляд,

Небрежное касанье рукой руки,

Оброненный платок,

Прогулки на виду у всех.

О, господи, записки

И сразу же в огонь,

Едва успев прочесть.

И разговор,

Казалось о простом, обыденном,

Но там за каждым словом бездна чувств

И тайных обещаний отдаться вдруг,

Когда-то... не сейчас...

И целовать мой шарф через решётку,

Ловить мой взгляд, мой трепет, мой каприз.

И только нам понятна взглядов речь.

И только нам известные подарки:

Забытый перстень, прерванная речь,

Украдкой поцелуй, пренебреженье дамой,

Отказ от танца с баловнем судьбы.

Я буду вся стремиться

Куда-то вдаль, куда-то в глушь

Отречься и забыться...

И беззаботно отдаваться лени...

И будет мне не так уж одиноко,

Мы скоротаем праздные часы,

Не так скучна покажется дорога.

Ну поиграй, ну брось свою печаль.

- Но я могу... увлечься и забыть,

Что это фарс, что всё это игра,

К тому же ...паж... переодетый граф...

Вы так вольны, что не боитесь

Унизить и задеть, мне выбирая роль.

- Ах, право, вы скучны,

Давайте молча ехать.

 

 

 

Во гневе

 

Прощайте милые друзья,

Я больше не увижусь с вами:

Глухая ненависть - река

Течёт отныне между нами.

Плотины я не удержал -

Там накопилось столько боли,

И я уже не в силах стал

Её удерживать в неволе.

Ваш берег празднично цветаст,

Он светел тёпел и уютен.

И детский смех, и детский плач,

Всё обещает мирный буден.

 

Прошу прощенья за грехи,

Покой отныне не нарушу.

Живите тихо, червяки,

пока дожди не тронут сушу.

Дай бог дождей вам избежать,

пускай мой берег поливают,

От них растёт одна печаль

И раны всё не заживают.

Не замирает моя боль,

И ненависть-река меж нами...

Твердит мой нынешний суфлёр

И губы повторяют сами:

Никто не станет строить плот,

Обидой окна занавесят,

повыше выстроят забор

И так же празднично расцветят...

Уныл, пустынен берег мой,

Колени в камни упираю,

Молюсь молитвою одной...

А руки в реку окунаю.

 

 

 

Сумасброд

 

Когда сливаются два дерева в одно,

Когда сплетенье рук неразличимо

И клавиши послушны и чисты

Те звуки, что находят эти руки -

Я чувствую особенно остро

Ту пустоту, что поселилась рядом.

Бреду в потемках, прячусь и кричу.

И каюсь...

каюсь...

Покаянье опускаю в пустоту,

Хватаюсь за протянутые руки

И лгу...

и лгу...

А божество вот, существует рядом.

Дразнит завесой тайн,

Необъяснимостью своих поступков,

жестов,

черт.

Любить такое - просто сумасбродство.

...Я - сумасброд...

 

 

 

Приди, пожалуйста, приди

 

Кого люблю - того щажу,

Тебя люблю - себя жалею...

И замерзающей аллеей

От жизни прошлой ухожу.

И обернуться нет причин,

И только сил - смотреть под ноги.

В своей печали мы убоги.

Кричи, пожалуйста, кричи.

А снег запорошит следы

Пусть ты твердишь: сейчас же лето,

Так почему же не согрета?

Так от чего же вся дрожишь?

И навевает мне печаль

В траве седой морозный иней.

И холод мне сутулит спину,

И ты не хочешь отвечать

Все ускользаешь второпях,

А мне держать пустые руки

И наблюдать ночные муки

В своих исписанных листах...

 

И стынет мокрая ладонь,

В траве ища себе ответа.

Но все кончается от ветра.

И ты, пожалуйста, не тронь.

Мне б кожи ласковой не знать,

И запаха волос дурмана,

Ночей безжалостных обмана,

Чтоб сотни раз не умирать.

Не вижу света впереди,

Бреду замерзшею аллеей,

Себя тихонечко жалею

Приди, пожалуйста, приди...

 

 

 

Последний круг

 

Вот кажутся нелепыми слова,

написанные вдруг:

"Ты для меня.

Ты мой последний круг."

Но почему?

Но почему последний?

Прислушиваюсь к слабому движенью,

Дыханью слабому слепого существа

Оно не ведает реалий естества,

Твердит свой мир: то страшный, то забавный

Больной фантазией рожденный для утрат...

Перебираю сказанное,

пью,

послушно окунаюсь,

узнаю

и растворяюсь...

Дом на берегу.

Знакомый дом -

я часто его строю

Вот подойду и тихо приоткрою

податливую ласковую дверь.

Пока приоткрываю,

скрип петель

подаст мне знак:

А в доме кто-то есть...

Так значит ты тропинку отыскала?

И я замру.

Не хочется мешать.

Попривыкай.

Откуда ты узнала, что это дом,

что в этом можно жить?

И это ты стояла

на краешке обрыва у скалы,

И озеро оттуда наблюдала.

Я прятался за мощные стволы,

и дом укрыл,

Но, видимо, напрасно,

И ленточку твою я подобрал возле ручья,

где часто отдыхаю.

Теперь стою,

тихонечко вздыхаю

и, видимо, боюсь к тебе войти...

Да что же это я!

- Как ты нашла мой дом?

- А я и не искала.

Сам нашелся.

Медленно бредет

из одного притушенного зала

В другой

такой же, мрачный и сырой.

Покой.

С шершавых стен струится влага,

Мышей летучих мягкая ватага

Шевелится в углу под потолком,

свисающем гранитною громадой.

И мыши виснут,

и растеньям надо.

Мохнатыми пучками там и тут

На тонких стебельках, как на веревках,

По стенам ползают,

цепляются за все

Вдруг собираясь гроздью,

да так ловко,

Мохнатые,

зеленые,

лежат.

Два глаза красных из пучка глядят.

А то поднимутся на тонких стебельках,

Качаясь в робком танце любопытства

И не смущаются подобного бесстыдства,

Рассматривая женщину в упор.

Она бредет ничто не замечая.

Неровный пол

ступеньками спешит,

не зная, что к воде

Торопит ноги прямо к черноте,

что придавила озеро

и в нем же отразилась.

А нам граница тонкая открылась

Между земной и водной чернотой.

- Здесь так печально...

А тебе не грустно?

- Конечно, грустно.

Не ходи туда.

- Хочу купаться.

- Это не вода.

Возьми вот это.

Подаю ей камень.

Он чуть испуганно прилег ей на ладонь,

Немного полежал

и вот огонь

Не обжигающий,

а теплый и манящий

В нем загорелся и поплыл вперед.

И осветил неровную дорогу.

Она за ним чуть взглядом повела

немного,

Следом не пошла.

Откинув волосы присела осторожно

И смотрит в воду.

Зачерпнула горсть,

Метнула взгляд

с вопросом изумленным,

А у меня ответа не нашлось,

лишь бормотанье.

 

- Не ходи туда.

- Но почему же?

- Это не вода...

- Ты мне мешаешь!

- Ладно, исчезаю.

Найдешь меня в каминном.

- Постараюсь.

Она не верит мне.

Всю скинула одежду,

 

Крадется берегом,

ступая по камням

К воде подходит,

та ее принять

готова,

чуть приподнялась

и расступилась,

мягко пропуская.

Я-то знаю,

что будет дальше.

Легкая волна

подхватит креслом мягким

всю ее лаская,

волнуя тело,

душу щекоча,

подхватит, легкая, стремительно врезаясь.

Все расступается пред ней,

едва касаясь,

поигрывая,

ветром трепеща.

Круженья,

повороты,

взлеты,

в пропасть.

Закружит,

заворожит,

захмелит

и вдруг отпустит:

Вот тебе,

смотри,

Смотри,

смотри же все мои печали -

Вот эти,

легкие вначале,

А вот пожеще,

здесь уже беда.

Смотри, смотри, какая ерунда

здесь собирается,

Они сюда стекают

и никуда потом не исчезают.

Только зря

ты не послушалась...

 

Понурая вошла,

присела в кресло,

тихо провалилась,

Надолго замолчала,

задремав.

А я, свидетелем случайным став

нечаянного сна,

Сижу не шелохнувшись.

Разглядываю спящее лицо,

нахмуренные брови...

Ты, очнувшись,

меня здесь не найдешь -

я ускользну.

Пока же, случай щедрый, я смотрю,

Смотрю своих печалей отраженье.

Зачем ты не послушала меня?

Но ты во сне меняешь положенье

И выраженье новое лица,

И я не в силах больше отрицать,

И путаться в понятиях своих

Беру тебя тихонько на руки,

А сонная ты, чудо,

обняла,

Прижалась как к родному.

Ты права -

Я вымогатель,

попрошайка.

Как нежна

Твоя рука,

доверчива пока,

пока ты спишь.

Кощунствуя лечу

с тобою на руках.

Я так хочу,

чтоб не кончались сладкие мгновенья.

Ведь ты проснешься -

я тебе чужой.

Ну а пока,

любимая,

я твой.

Забудь что видела,

тебе туда не надо,

Там не вода.

Не делай никогда

ты этих глупостей.

Спускаюсь, бережно придерживая ношу.

Ну отпусти меня

Нет, я тебя не брошу.

Как крепко прижимается она.

Захлестывает теплая волна

И я не в силах отпустить,

но мне спешить,

Спешить -

не то проснется.

Вот так, любимая,

не надо,

отпусти.

А что забыла -

больше не вернется.

А я пойду,

что ты наделала со мной...

Я осторожно прикрываю дверь:

- Ты не скрипи,

особенно теперь

Посторожи, чтоб ветер не стучал

И не пускай туда -

ей холодно сейчас.

Потом,

потом.

Как трудно удаляться от нее,

Как больно,

и чем дальше,

тем сильней.

Теперь и к этому мне надо привыкать:

Ночами тоже мучаться,

не спать

И звать ее,

молиться, чтоб пришла

А ей какое дело до меня ...

 

Сегодня снова день ее прихода.

Так кажется... Конечно же придет.

Вон той тропинкой.,

А вот здесь свернет.

Пройдет у каменного свода.

Подам ей руку,

а она,

случайным жестом лишь ответит.

Ответит ли?

Фантазия одна.

Пройдет сторонкой,

спустится к воде.

И озеро тот час ее заметит,

плеснет волной прозрачной.

И везде

Ее встречают радостно:

и птицы,

и ветер зарезвится в волосах,

обнимет, приподнимет, закружит

опустит мягко в лодку.

Та сидит

И смотрит, ожидая.

 

Ну, а я

Покорно оттолкнусь опять от скал,

Ведь я давно ее такую вот искал,

И потому послушен словно раб,

И каждому приходу страшно рад,

И будем плыть рекой воображенья,

Спускаясь вдоль фантазии моей.

Она вперед подастся в нетерпенье,

Ей к берегу захочется скорей,

Уйдет, не оглянувшись -

я останусь.

А там ее уж ожидает грот

в четвертом зале.

И она войдет...

 

 

 

Ручейные рассказки

1.

Давай условимся, что "каменный ручей" -

- среди камней текущая вода.

И это я.

А ты -

Та, что приходит изредка сюда.

Откуда?

Это серые места

Но может для тебя они окрашены

Вдруг празднично светлы

и радостны

Но это для тебя,

А я их для себя

Давно окрасил

В серые места.

Знакомая мелодия приводит в лес

Вот птичьи голоса,

Кукушка есть,

Лягушки,

Соловьи,

Кругом то мхи

И тонут осторожные шаги.

А Каменный Ручей - внизу -

Хозяин здешних мест.

Он здешние места по своему желанью изменяет

Такое свойство

Враз все переменить

Уж не узнать.

Скалистою грядой все отгорожено от мира

Здесь покой

    Там суета, промышленность, товары.

Как сюда попасть?

Я расскажу.

Последуем за ней.

Сначала

Ей надо вырваться из тех привычных пут

Молчаньем

Шуткой

И обманом

Увернуться от встреч ненужных

Не необходимых

Трудный путь

Потом болото: "Стоит ли идти?

Что ждет меня на выбранном пути?

Все зыбко, неизвестно, не понять.

Зачем мне это?"

Как все это знать?

Такие мысли всех в болоте посещают.

Здесь сомневаться сладко

Дальше вход в пещеру страхов:

"Может повернуть?

И чем все кончится?"

Никто ответ не знает.

Сквозняк здесь может враз огонь свечи задуть

И что-нибудь смешное напугает

Капает вода.

Она здесь капает всегда

За шиворот холодным тараканом

Чтоб остудить разгоряченный пыл

Ах, я забыл.

Ведь вы не любите паршивых тараканов.

Холодно и сыро.

Кто кричит?

Пугает или предостерегает?

Но вот все кончилось.

За поворотом выход.

    Там

Встречает солнце, ветер и цветы

Деревья с шелестом листвы

И как всегда

Ручья прохладная и говорливая вода.

- Ручей, привет. Ты как сегодня спал?

- Божественно и ясно.

Снилось мне, как целовались мы с тобою при луне.

- Смеешься все.

А правда расскажи что снилось

Или покажи.

- А ты не испугаешься?

- Да что ты.

Я ж буду знать что это просто сон.

- Ну хорошо.

И тихо начал он

Рассказывать что этой ночью снилось.

Куда-то солнце незаметно скрылось

И все что окружало их

Куда-то провалилось

- Зачем так пусто и темно?

- Не спрашивай. Здесь так заведено.

Смотри и слушай

Слушай и смотри.

В пустом пространстве появились звезды

Безумно много их,

Безбрежный океан

Со всех сторон

Им нет конца и края

А снизу их как будто поднимает

А может быть она сама

Летит куда-то вниз

А почему - не знает.

Но вот чуть впереди возник

Какой то силуэт

Скорее пустота в скопленьи звезд

Скорее пустота

Но ровных очертаний.

Приблизилось и словно замерло

Похоже дом без крыши -

Вот окно

- Там кто-то есть.

Мне можно подойти?

- Но осторожно.

Можно все нарушить.

Не вмешиваться.

Лишь смотреть и слушать.

Там за окном какой-то человек

Сидит потерянный на смятой им постели

А пальцы его будто онемели

В нечесаной теряясь голове.

Сидит он голову руками обхватив

А локти напряженно на коленях.

Он судорожно дернулся на звук

Но как он мог услышать этот стук?

Пошел к двери

Там дверь была, я знаю.

Стоит прислушиваясь,

Но не открывает.

Там постояв минут, наверно, пять

Пошел к окну

И вглядываясь в тьму

Стоял там долго...

И к двери опять.

И сев за стол он тоже в напряженье

- Он ждет кого-то?

- Безусловно ждет.

Он ждет кого-то, только в утешенье

Никто к нему, конечно, не придет.

Ты видишь же, какая пустота?

- Я понимаю, это неспроста,

Но почему он не откроет дверь?

- Поверь,

Он этого не знает

- Не пойму

- Что двери открывают

- Почему?

- Представь себе свой дом

- Мне это просто, я его люблю

Но связи все-таки пока не уловлю.

- Теперь представь, что вынесли все вещи

Что так или иначе говорят

О тех, кто рядом был с тобою

Или вместе

О прошлом, или о тебе самой.

Их называют личными

И вот

Их унесли.

Осталось только то

Что жизненно тебе необходимо

Так поступили с памятью его

Он знает время

Что оно течет

Течет тягуче и неотвратимо.

Тьма за окном -

- он знает это ночь

Стучит по крыше - это дождь

И надо есть и пить

И для чего-то жить

А все освободившееся в памяти пространство

Заполнило одно большое ЖДАТЬ

Гигантское, сплошное ожиданье

Метаться в нетерпении и не знать

Что шорохи и стуки и шаги

Не разрешаться чьим-нибудь приходом

Ты видишь же какая пустота?

- Конечно же такое неспроста

Но кто ему придумал наказанье?

- Да что ты в самом деле

Это ж сон...

- Какое страшное тебе ночами снится

- Уж извини, мне часто снится он

- Ты снова ждал?

Ведь я тебя просила.

- Оставим это.

Посмотри - банан

- Банан? Откуда? Что за чепуха?

- Их кто-то там развесил в облаках

А я гулял там утром и набрал.

- Признайся, ты их где-нибудь украл.

- Еще один... Там кто-то под кустом

- Не вижу. Где?

- Левее. Вон, смотри.

В прохладе спрятался

Наверное арбуз

- Какой на вкус!

Где научился ты в арбузах разбираться?

- Я вырастил его.

Давай купаться?

- Ой я объелась и, наверно, утону

- А я тебя на руки подниму

И поплыву с тобой тихонько рядом

Давай пришлю тебе бананов на дом?

- Нет, нет, не смей. Не надо... Мне пора

- Ну вот уже и кончилась игра

- Сам все испортил.

Кто тебя просил?

- А я б тебе бананов натащил! Где ты живешь?

- За тридевять земель.

Ну мы ж условились - ведь я же прихожу?

- Когда захочешь.

Я ж не нахожу

Когда мне надо.

Осторожней будь - там камни сыпятся

и скользко за корягой.

- Не беспокойся. Я пошла. Не жди.

- А ты тогда почаще приходи.

 

Она ушла.

А Каменный ручей

Опустится устало средь камней

Уйдет туда

Поглубже

Нет его

Теперь его оставим одного

Ему теперь переживать разлуку

Не дай вам бог иметь такую муку

 

2.

- Ручей, ты где?

Как все переменилось.

Все прячется и хочет испугать

А может быть не ждал?

Да где ж его искать?

- Да надо голову повыше задирать

Я наверху здесь.

- Боже, как красиво!

Дугой изогнутый ручей летел игриво

От Каменного Бога круто вверх

И опускался за Могучей Кучкой

Бурунчики,

барашки,

кружева,

И брызги бриллиантами сверкают

Все в переливах радуги

все тает

Бурлит

и пенится

возникнет

исчезает

А он хохочет

И ее глаза

Пришедшие с печалью

Заискрились

Ладошкою от солнца заслонясь

Счастливая смеется и кричит

- Спускайся вниз!

- Да вот же я у ног

- Какой огромный камень приволок

Шершавый, теплый.

Хочется присесть

А почему он мягкий?

- Но сидеть на жестком не совсем удобно

ведь ты сегодня будешь очень долго.

- Ты все опять подстроил.

Где банан?

- Пошел гулять.

У них там именины.

Но он прислал замену

Апельсины.

- Опять смеешься.

Правда, апельсин.

К ногам ее прибилось даже два

Вокруг нее была вода

Ручей вкруг камня все кружит

Поближе к ней подкрасться норовит

Журчит приглушенно какие-то слова

- А я сюда случайно забрела

Иду, иду и вдруг смотрю - болото

 

И поворачивать обратно нет охоты

И вот пришла.

Печально мне сегодня

Ты б рассказал мне что-нибудь опять.

- Конечно расскажу.

А ты приляг.

Смотри какая чистая вода

Как на ладони все

Вот камень...

Вот трава...

А кустики похожи на деревья

Рыбешки - словно птички.

Камень - дом,

Еще

Еще

- Да тут же целый город!

Как настоящий.

Старые дома

Из камня

С черепичной крышей

А этот - всех он выше

Похоже церковь...

Но что там едет?

Экипаж?

В воде?

Такого я не видела нигде

И кто бы мне все это объяснил

- Опять ты за свое

Ведь я тебя учил:

Смотри и слушай...

- Слушай и смотри

Все поняла

Я больше не прерву

Скорее дальше

Что это за звуки?

- Шарманка плачет.

- Жалостливо как.

- Они всегда так.

- Кто ее обидел?

- Ну этого никто еще не видел.

- Шарманщика ты знаешь?

- Он чудак.

Давно уж все шарманки извели

А он все тешится

Мелодии меняет

Где их берет

Никто не знает

Не исключено

Сам сочиняет

Только все равно

Никто не слушает

Или почти никто.

- Зачем же он живет?

- Никто не знает

Он молчуном слывет -

- никто его не слышал

Хотя из дома, где чудак живет

Нередко раздаются голоса

Там говорят творятся чудеса...

Однажды ночью

темной и сырой

Обрушилось на город их проклятье

И стали люди плакать.

Плач и вой

Лез отовсюду

Ползал и метался

по улицам

проулкам

как шальной

Хватал влюбленных,

догонял прохожих.

И страшное творилось по домам.

В ту ночь все умерли.

А он

Из деревяшек, тряпок и железок

Нелепое созданье смастерил

Печальный

Грустный

Жалкий человек

И называет он его - Печаль

И лишь ему все мысли доверяет

Тот за него все скажет.

Очень жаль

Что ты не слышала как он все объясняет.

Шарманка плачет

А Печаль сидит

и говорит печально

говорит

То замолчит,

то снова продолжает

Подходят люди

Слушают

И прочь

- Они вдвоем?

- Нет. Есть еще любовь.

Живет у них.

Смешное существо.

Печальное с огромными глазами.

Я слышал, она мучает его.

- Зачем так жить?

Он никому не нужен...

- Ты так считаешь?

Почему же

Случается к ним женщина приходит.

Ее приводит за руку любовь

Найдет на улице

И молча поведет.

Она растерянная входит

И дверь закроется.

А дальше что - не знаю

Они ведь дверь так плотно закрывают

- Так что там происходит?

Как узнать?

- За дверью надо видно побывать.

- Хочу попробовать.

Мне можно это сделать?

- Наверно можно.

Если повезет

И кто-нибудь за руку приведет

- Что нужно сделать?

- Закрывай глаза.

Жди - все наступит.

Только не пугайся

Я буду рядом,

Подскажу как быть

Она глаза закрыла -

Все ушло

Ушло, пропало,

Стало вдруг легко

Невидимым теченьем повело

И сделав шаг

Она глаза Шаги легки в воде

И вдруг уныло

Шарманка завела свой разговор

И что-то повлекло ее во двор

Откуда звук шарманки раздавался

И странный говорок

Уж за углом скрывался

Тот двор

Она вошла...

Стоит шарманщик

Нет, не старик.

Он крутит ящик

На ящике сидит

Печальный человечек

А ящик из дощечек

Дощечки разные

На каждой есть узор

А вместе все - неясная картинка

Какой-то непонятный разговор:

И это в ней почудится и то

Шарманок так не рисовал никто

Печаль же был действительно печаль

Печальный нос и рот и уши

Печальная спина

А если слушать

Его печальные тоскливые слова

То и у вас появиться она.

- Мне хочется поближе подойти

- Здесь нет причин себя не слушаться -

- иди

Подходит, слушая невнятный говорок

Нетвердыми шагами,

как чужая

А человечек сразу умолкает

И достает из ящика свечу

Протягивает ей

Она кивает

Свеча каким-то чудом зажжена

И трепыхает, теплится она

Печаль глядит на пламя

И тихо начинает

- Вам кажется что держите свечу?

Нет, нет, я с вами спорить не хочу

Свеча свечой,

Но преданность какая!

Осветит все

Сама дотла сгорает.

Кусочек воска -

- а какое сердце!

Она ладошкой свечку прикрывает

Чтоб не задуло

Он же продолжает

- Да, слабый огонек.

Трепещет на ветру

Вот вот потухнет

Все оберегаем

Ладошкой прикрываем

Чтоб поскорее

Все сгорело

Безжалостно, не правда ли?

Печаль вдруг умолкает

и смотрит в сторону

Она не знает

Что делать со свечой

Нетвердою ногой

Нащупывая путь

бредет куда-то

И свечу задуть

Порывом ветерка не позволяет

Вдруг что-то мягкое за локоть потянуло

Она взглянула:

Мохнатое смешное существо

Огромные глаза

А в них слеза

И тянет в сторону...

Там, в каменной стене

Не та ли дверь?

А мягкая рука

Берет свечу

На стенку примостила

Средь камней

И открывает дверь...

Печаль...

Шарманщик...

А в дверях любовь...

Произошло...

- А почему ударило три раза?

- Вы в третий раз приходите

- Не спорь

Он знает лучше

Все испортишь сразу

- Какой-то странный,

странный разговор.

Печаль сидит на краешке стола

Какие-то бумаги разбирает

Откладывает что-то

А она

Пытается по убранству жилища

Понять, что в этом доме ищет.

- Не тратьте время,

Это ведь не дом

Прихожая

А нам вон в тот проем.

Печаль, ты скоро?

- Ладно уж, пойдем.

Чего тянуть?

Любовь, бери огонь

И ловко спрыгнул на пол

Проем - как вход в пещеру

Только дверь

И к ней уже ступени

Куда-то вниз

И надо наклоняться -

Проем так низок

Впереди Любовь

Несет огонь

Другой рукой она ее тихонько тянет за собой

Печаль чуть справа

впереди

Хоть маленький - шагает,

Ступеньки ловко преодолевает

Шарманщик где-то сзади

в темноте

Ступени вниз

то влево

то петляют.

Но шли недолго

Вон уже огонь

Горит в жаровне

Посредине грота

- Мне этот грот напоминает что-то

- Печаль, смотри, она припоминает.

Но тот молчит,

Надолго замолкает

Их ждут два кресла у огня

Пред ними нишу заслоня

Тяжелый занавес небрежно отвисает

Любовь проворно на колени забралась

Приникла к ней.

Она ее ласкает

Тихонько гладит,

Руку прижимает

к своей груди

И видимо не знает, что впереди

Да, видимо не знает

- Мне страшно начинать

- Печаль, не надо

И дернув занавес двумя руками

Печаль сорвал его

и в сторону отбросил.

- Безжалостные звезды!

Я стою пред вами

Исповедь свою вам доверяю

Слышите!

Не слышат.

Висят себе, мерцают в вышине.

Я грешен, звезды.

От людей бегу

Я обвинял их

Обвинял напрасно

Не справедлив был

И теперь бегу

Как не бежать?

Надеяться и ждать?

Рассчитывать

И снова ошибаться?

Предательства

Уловки

И обман

Боятся брать

боятся отдавать

Я обвинял их

Обвинял напрасно.

Я лучше уж себя поберегу

Для женщины, которую люблю

Вот она сидит

И смотрит изумленными глазами.

Все неожиданно для вас произошло?

Да, я люблю!

И посудите сами

Как не любить Вас?

Вам все отдаю

Сгорю до тла

А вы не убегайте.

Все черпайте

Все пейте

Забирайте

Не оставляйте ничего

Все пропадет

Оно для вас -

и нет других хозяев.

Вот она сидит

и смотрит удивленными глазами

У вас глаза -

Два черных уголька

Два чистых родничка

и камешек на дне

И вдруг - морщинка

когда вниз глядят

Такого я не видел

Дайте руку.

И потянулся маленькой рукой.

Любовь прижалась

Стало сладко

больно...

Ну все, довольно.

Она очнулась

Камень холодил

- Ручей, ты где?

- Да я не уходил

- Скажи мне, я спала?

- Нет, там была.

- А как все получилось?

Там было мягко, сладко и тепло

- Не спрашивай -

Здесь так заведено

- Смотри и слушай...

Mне пора идти

Я буду к тебе часто приходить

Хочу я тоже спрятаться в тебе

- Такого я не видывал нигде

И кто бы мне все это объяснил

- Ну вот заладил -

Ты и научил

Я поищу короткую дорогу

- Я ее знаю - оставайся здесь.

- Не торопись

Ты хочешь слишком много

Не провожай

И на гору не лезь

Я видела, как ты за мной следишь.

Она уходит -

Ты со мной сидишь.

Заканчиваю сказку

Сейчас сниму повязку.

3.

- Нет, нет, не надо,

Я хочу остаться.

- Но там не просто.

- Ничего, смогу.

- Ну хорошо.

Но я предупредил.

- Ручей, ты где?

- Да я не уходил...

 

- Опять иначе все.

Какой-то полумрак.

Сейчас не вечер, как же это так?

И где же солнце

ветер

и цветы?

Туман ползет как хищник,

осторожно

Прощупывает все или без сил?

С ним говорить наверно можно

А где ручей?

Не видел?

- Отвяжись...

- И отвяжусь.

Подумаешь, какой.

Сама найду.

И медленно пошла такою непривычною дорогой

Деревья,

Камни,

А камней так много

Тропинка меж камней

Такая мягкая

пружинит под ногами

Качает в такт шагам

и ноги сами идут по ней

Среди клочков тумана

угадывает стены

и стволы

Причудливые корни из земли

Вдруг вырастают на дороге

а ноги,

Послушные тропинке,

все петляют,

И скалы, корни и стволы в тумане тают

Их она

Не может выстроить в какую-то картину

В случайных лужицах встречает тину

Тишина

- Ах если б не туман

Я чувствую все сделано не зря

Куда же он пропал?

Ведь так нельзя!

Ручья не видно.

Ей обидно,

Что не встречает

Что забыл

Не ждал

Но постепенно вкралось беспокойство

Не может он не ждать

Поди беда

И осторожно

подходит к пропасти тропа

Там впереди каньон

Но чашей замыкался он

Едва угадывались темные края

Тропа тянула вниз

туда

В прохладу, сырость и туман

- Там кто-то есть.

И это не обман

Обрывками случайными

проглядывает дно

И страшно вниз идти

но все равно

Спускается заботливой тропой

А он едва живой

Среди камней лежит

почти недвижен

Лишь - посредине слабая струя

едва движенье.

Тиной заросло все окруженье

Испуганная, тихо подошла

И опустилась рядом на колени

- Ручей, ручей. Едва нашла тебя

Ну что с тобой?

Ты почему молчишь?

Не плещешься и не журчишь?

Ведь ты живой,

шевелишься,

я вижу

Что с тобой?

Руками стала потихоньку отгребать

Все что мешало слабому движенью

И тот ответил

Начал оживать

- Ах, это ты. Но почему ты здесь?

- А где же мне быть?

Да я не уходила.

- А мне вдруг показалось...

- Позабудь. Отложим в сторону.

Вот, я уже забыла

- И я забуду...

Только б не уснуть

- Ручей, не смей!

- Не смею...

Дай мне руку

- Так хорошо?

Не надо отвечать.

Итак понятно.

Ты пока потрогай.

Тебе окрепнуть надо.

Я же расскажу

Если получиться,

Попробую хотя бы

Я научиться этому хочу

Присев у старого соснового ствола

Задумалась на время

А рука в ручье

перебирает камни

С водой играет,

а вода с рукой

Едва, едва,

чуть слышно отвечает...

Туман от ног ее тихонько отползает

Открыл кусты на берегу ручья

Нет не кусты,

похожи на деревья

Да, да, деревья.

А ручей - река.

И берег крут

И вот уже дорога

А у дороги ветхий старичок

Сидит поджав истоптанные ноги

И руку запускает в свой мешок

Оттуда достает...

похоже камень...

конечно камень.

Но в его руке

он вырастает

быстро вырастает

А это дом

И кажется что он

как настоящий-

тени за окном

А дом растет, растет

вдруг прекращает

И покачнувшись медленно плывет

Плывет...

Но он ведь настоящий!

Он жизнью собственной живет

И вот он рядом с ней

- Нет, дедушка, не то.

Тот снова достает свое лото

И дом растет

Она перебирает

И что не подойдет

то отплывает

Его туман прожорливый съедает.

Вот старик

Достал какой-то камень необычный

И дом растет привычно

Но только медленно

- Конечно это он.

Смотри ручей, смотри же,

Получилось!

А я боялась...

Видишь этот дом?

Я в нем живу.

Но он как заводной

С утра какие-то нелепые заботы

Иди туда, оттуда принеси

Все глупо так - с работы на работу

Скажи, ручей, ну разве это жизнь?

Какой-то идиотский механизм.

Не выдержу и точно убегу.

А дом уже стоит на берегу,

Заведена заботливо пружина,

Все тикает, все бегает, спешит

На стену лезет, падает со стен

- А я так не хочу, не жизнь, а плен.

Мне снятся сны

Они так похожи

На эту жизнь,

на этот глупый дом

Вот первый сон:

Мне часто снится море.

Клокочущее море!

Дьявол в нем!

Оно ревет, ревет оно и плещет!

А от чего?

Так ветер захотел!

Он как шальной на море налетел

Так налетел, что то перепугалось.

А где же я?

Да вот тугой мой парус

Я яхта, быстроходна и стройна,

Я создана для ветра

и волна

Мне плещет лишь в догон

а я лечу

Лечу, лечу, воды едва касаясь.

Так славно от погони я спасаюсь

Им не догнать,

а впереди простор

Ах ветер, он украл меня как вор

А снасти все скрипят ему:

"Родной,

Да где ж ты был,

Мы все уж застоялись

Не скрипнуть, не звенеть от парусов

Натянутых под ветром

В затхлых доках,

речушках мелких -

- разве нам скрипеть?

Нас натянули, чтоб под ветром петь

Звенеть

и если нужно рваться

Как радостно от прошлого спасаться

Кругом простор

а рядом ветер вор

Украл и радуется, тешится в волнах

Я яхта, быстроходна и стройна

 

И ветер - мой,

Мы только друг для друга

И лишь ему я верная подруга...

Вот первый сон.

А есть еще другой

Ты помнишь мне рассказывал про звезды?

Безумно много их,

безбрежный океан...

Земля внизу, огромной полусферой,

Вся в темноте

И от нее как нервы,

Как спруты тянутся

И тащат в глубину.

Они напряженны - а мне не страшно.

Мне наплевать - я сильная ужасно

Я отрываюсь - не одна, вдвоем,

Мы отрываемся, а нервы - спруты рвутся,

И от бессилья злобные дерутся

Обрубками размахивая всласть

Мы отрываемся

и кончилась их власть!

А впереди бесчисленные звезды

Они встречают нас, объятья растворив

И мы плывем навстречу,

зная твердо

Они для нас!

Но как же это страшно

Там холодно и пусто и темно

И только чувствовать руки твоей тепло,

И знать тебя единственной опорой...

Вот так и снятся

То звезда,

То море...

 

Ручей тем временем достаточно окреп.

Окреп настолько, что уже дорогой

Идет шарманщик мимо старика

Поклажа у него невелика,

Тележка,

В ней шарманка,

Сундучок

Он что-то подсказал и старичок

Подходит к дому-

дом еще стоит

Толкнул его

тот медленно летит

Туманом съеденный, он быстро исчезает

И старичок куда-то пропадает

Шарманщик дальше, молча

А у сундучка

Приподнялась немного крышка

Оттуда вылезает коротышка

Садится с краю - это он, Печаль.

И у шарманки оказалась дверца,

Ее там не было в начале

Оттуда вылез рыжий сорванец

Садятся рядышком,

Ворона и птенец

Тележка катится, шарманщика спина,

Две пары глаз за нею наблюдают

И все это в тумане исчезает

Как будто не было.

Она

Откинулась к стене,

Глаза закрыла.

- Ну что же ты сидишь?

Скорей за ними.

- Куда? В туман?

Дороги не найду.

- Конечно лучше заводной.

- Ручей, постой!

Не надо так.

Ты видишь же мне страшно

Немножко.

Было.

А теперь прошло...

Но мне ему поверить нелегко

- А мне ты веришь?

- Я к тебе привыкла.

С тобой так просто,

необычно.

И приходить к тебе

из жизни той привычной

Так сладко.

Ты мне нужен.

Я тебе.

И благодарна я судьбе

Что ты мне на дороге той попался

- А я от одиночества спасался

Ох, если бы не ты...

Ну что же мы сидим на берегу?

Ведь нас же двое!

Двое да плюс Ку

 

 

 

Прошлое

 

Тяжёлый сумрак, ластится туман,

Обрывки некогда крепчайшей паутины

Всё тянутся, прилипшие к ногам,

Но ни они усталости причина,

Ни листья мокрые, что трогают лицо…

Прохладные…

Я помню каждый…

 

Здесь всякий камень, всякая плита

И даже этот крест был мной поставлен

Я помню, он тяжелый в основании

Тащить его такая маята,

И почему так глупо упирался…

Не бросил…

Дотащил…

 

Зачем укрыл тяжёлою плитой

На что надеялся, придавливая камнем…

Я помню выступы и впадины его,

Тяжёлый на подъём он, как и сам я,

Когда приходится по-прежнему идти…

Идти по прежнему…

А прежнее не хочет…

 

Увядших листьев жалкие останки,

Те, что опять выбрасывать не стал я

Едва вмещаются в озябшие ладони,

Которые так много ещё помнят,

Которым нужно столько теплоты

Отдать… а захотите ль ВЫ?…

Ведь я иду по КЛАДБИЩУ ЛЮБВИ…

О как трудился я над каждою могилой…

 

 

 

ЛЮБОВЬ

 

Любовь натягивает струны,

И ей затачивать перо,

И лист подкладывать под руку,

Чтобы записывать легко.

 

Она старательна в отборе,

Начав подбрасывать слова.

И каждый слышит в этом хоре

Своё и знает, что права,

 

Когда намешивает краски,

В твоей руке сжимает кисть,

И ты невольно пишешь сказки,

Переводя свою же жизнь

 

То в ритм стиха, то пляску звуков,

То в бусы образов твоих

И настороженное ухо

Отыщет правильный мотив

 

Любовь растопит лёд И камень

Не перекроет тот поток

И он подхватит, он подхватит

И понесёт и понесёт...

 

 

ННУК «Театр ЖИВЫХ КУКОЛ»

Россия, г. Томск, пер. Южный 29

+7-3822-42-04-86, +7-952-809-96-90

E-mail: teatr2ky@gmail.com

Авторы фотографий, использованных на сайте:
Алексей Бушов, Александра Бушова, Рамона Гастл, Василиса Азарова.

© Василиса Азарова, 2017